По этой фотографии можно написать социологическое исследование

В центре композиции находится согрешивший лицедей-душегуб, попавший за решётку из-за дружбы с зелёным змием. Вокруг душегуба собрались священнослужители, как персонификация обострения любви к Богу у арестантов. По правую руку мы видим администрацию с очень сытыми лицами, по левую - сам народ, но уже в намордниках.

Ефремов, кстати, в маске, как представитель арестантской общественности, но опущенной, потому что в этой ситуации он снова временно ВИП. А вот надзирателям и попам маски надевать даже в голову не пришло, в отличие от мысли сфотографироваться на память.

Лукавой харизмы Михаила Ефремова хватает на то, чтобы его даже в СИЗО воспринимали как заезжую знаменитость. А он между тем, действительно, не простой жулик, он человека убил.

Правовой основы воспринимать его иначе, чем убийцу, не существует, тем более, что к преступлению его привел образ жизни, а не роковая случайность или стечение обстоятельств. Сейчас точно такой же образ жизни работников УФСИН позволяет Ефремову восприниматься как-то иначе и создает немыслимые для других заключённых условия.

Образ жизни митрополита позволяет ему фотографироваться на память с преступником, а образ жизни части либеральной общественности - воспринимать Ефремова как мученика системы.

Для того, чтобы изменить образ жизни, нужно изменить образ мышления, и вот пока он в России не поменяется, все преступления представителей элиты, хоть творческой, хоть какой, будут восприниматься только как крутые эпизоды их лихой биографии.